«Для нас закона нет»
Фото: flickr.com/ Alexey Bobrov

Фото: flickr.com/ Alexey Bobrov

«Русская планета» поговорила с бывшим заключенным клинцовской ИК-6, сотрудника которой судят за гибель заключенного

В середине февраля в суд было передано дело в отношении прапорщика Андрея Якубова, сотрудника исправительной колонии № 6, расположенной в городе Клинцы. Якубов обвиняется в том, что 6 июня 2013 года он наносил побои помещенному в штрафной изолятор осужденному, требуя от него отдать запрещенные к хранению и использованию предметы. А также заставил осужденного присесть более ста раз. Спустя неделю осужденный в результате  побоев скончался от черепно-мозговой травмы.

Наш собеседник, человек, недавно освободившийся из ИК-6 города Клинца, рассказал «Русской планете» о жизни в тюрьме. Он попросил не называть его имени.

– Ты с Якубовым был знаком?

– Да, это такой шкаф, метр восемьдесят пять ростом, очень хорошо накачанный.  Говорят, служил в Чечне, сапером, вроде бы, был контужен. Очень жесткий, жестокий. Одного парня  Якубов тащил со сломанной ногой  по снегу, метров восемь. Когда тот закричал: «Гражданин начальник, что же вы делаете, есть же закон» — Якубов ответил: «Это для тебя закон, для нас закона нет».

– А погибшего знал?

– Знал хорошо, хотя не дружили близко, так, здравствуй-до свиданья. Он роста был невысокого, худощавый, щуплый,  не сравнить с этим Якубовым. Там, насколько я слышал, вот что произошло. Его закрыли в штрафной изолятор. Курить там нельзя, но человеку курящему, сам понимаешь, долго терпеть трудно. Ну и каким-то образом ему передали сигареты. Якубов, проверяя помещение, унюхал запах дыма табачного. Стал требовать, чтобы этот пацан сигареты отдал. Ну и бить его начал по голове. Через неделю тот умер.

– Раньше подобное случалось?

– Да сколько угодно. Меня самого Якубов избивал несколько раз. Хотя обычно начальство старается само не марать руки. Для этого есть «козлы».

– «Козлы» — это актив?

– Совершенно верно. Им дают всякие послабления, и, фактически, полную власть над другими заключенными.

– А случаи смерти осужденных?

– Тоже достаточно. Чаще всего это были самоубийства, а может, под самоубийства замаскировывались. Я знал человека, которого звали Хасцан, это не фамилия, это типа «погоняло», а имя его было Василий. Нас заставляли бриться до сияющей синевы. Ну, этот Хасцан и вскрыл себе вены бритвенным лезвием. Когда приехала «Скорая», он был еще живой. Возможно, вызвали бы «Скорую» раньше — его можно было бы спасти.

Нередко бывало, что люди вешались. Иногда при странных обстоятельствах. Вот этот случай Якубову тоже, скорее всего, сошел бы с рук. Но дело было в штрафном изоляторе, списать, скажем, на несчастный случай, было очень трудно.

– Что собой представляет штрафной изолятор?

– Это камеры, каждая, примерно, два на три метра, бывало, туда загоняли и по три человека, и по четыре. То есть ни развернуться, ни присесть, ни прилечь — только стоять можно было. Давали по пятнадцать суток, потом могли  добавить еще пятнадцать.

Раньше были еще клетки на дворе. Когда изолятор оказывался переполнен, людей выставляли в эти клетки. Там было возможно поместиться лишь стоя.

Здание ИК-6 в Клинцах. Фото: Официальный сайт УФСИН России по Брянской области

– Проверки какие-нибудь в вашей колонии проводились?

– Какие проверки? Вот приехал однажды прокурор. Заходит к нам. Спрашивает: «есть ли жалобы»? Мы молчим. Пожалуешься — тебе же потом хуже будет. Он спрашивает: «А вас бьют?». Молчим. А он: «Не бьют, значит. Жаль. Надо, чтобы били». Это — прокурор.

– Два или три года назад в интернете появлялась информация: некоему осужденному москвичу, отбывавшему наказание в вашей колонии, за соответствующую плату создали условия вольготные, даже чуть ли не курортные. Ты об этом слышал?

– Конкретно об этом — нет. Слышал, что брали деньги за УДО (условно-досрочное освобождение). С брянских — по 30-40 тысяч. С москвичей — 100-150. С одного, говорят, миллион взяли. Это, конечно разговоры, сам я при этом не присутствовал. Но вот что интересно. Ко мне сестра приезжала на свидание. Она с этой колонией немного была знакома, у нее здесь в начале двухтысячных отбывал наказание тогдашний ее муж. Так вот, сестра заметила, что в те времена площадка перед проходной в зону была почти полностью свободна. А теперь там все заставлено автомобилями, причем немало дорогих иномарок. Не знаю: зарплату, может, резко увеличили сотрудникам. Или они разбогатели, найдя другие источники дохода.

Вообще моя сестра — человек достаточно интеллигентный, преподаватель, с высшим образованием. Она была шокирована. С ней, вольной, приехавшей на свидание, этот персонал пробовал обращаться так, как с зэчкой. Еще она говорила: «я, собственно, не совсем понимаю, чем вы, кто здесь сидит, отличаются от тех, кто вас охраняет. Разве что формой одежды».

– С тебя самого деньги за УДО требовали?

– Видишь ли, сейчас просто так, деньгами, за освобождение, насколько я знаю, уже не берут. Сейчас вроде бы предлагают сделать ремонт за свой счет. Хочешь домой — отремонтируй такие-то помещения, плитку там купи, то, се… А деньги на ремонт ведь выделяют из бюджета.

Нас вообще начальство использует как рабов, как бесплатную силу, за чай, за пачку сигарет. Везде ищут свою выгоду. Там, в зоне, например, имеется мастерская, где ножи делают. А есть же закон, статья о хранении холодного оружия.

– Эта колония, как и другие, называется исправительной. Вот скажи: как, по твоему мнению, данное учреждение может кого-либо исправить?

– Ну, побывав там, я постараюсь туда не попадать, это ясно. С другой стороны, подобные условия людей ожесточают. Конечно, мы, кто там сидели и сидят, не святые. Процентов, наверное, на девяносто — реальные преступники. Но разве можно таким образом кого-то исправить?

Еще один момент. Осужденному, при освобождении, выдается две тысячи рублей. Затем, когда устраивается на работу — еще тысяча. А бывшему зэку работу отыскать не так-то легко, сам понимаешь. Хорошо, если у человека есть, как мне, где остановиться, есть кому его поддержать на первое время. А когда никого нет? Когда остается бывший зэк без средств к существованию? Выход один — снова заняться воровством, грабежами, разбоем — и отправляться назад в зону.


Старший инспектор Управления Федеральной Службы исполнения наказаний по Брянской области майора внутренней службы Аркадий Минченко комментирует ситуацию, сложившуюся в колонии, так:

– Разумеется, каждый человек имеет право выражать свою точку зрения. Но такая точка зрения должна быть обоснована. Люди, побывавшие в местах лишения свободы, часто выходят оттуда озлобленными. И бывают склонны изображать все происходившее там в самых черных красках.

Недавно ИК-6 посетил уполномоченный по правам человека в Брянской области Сергей  Симоненко. Впечатления — самые благоприятные. Права осужденных соблюдаются неукоснительно. Из расформированной колонии в Ивановской области к нам прибыл этап. Родственники осужденных опасались, что здесь, в Клинцах, условия окажутся хуже, чем на прошлом месте. Эти опасения не подтвердились. Условия оказались лучше. Я лично могу сказать, по своему опыту срочной службы: нам, защитникам Родины, в бытовом плане приходилось тяжелее, чем осужденным в Клинцах. Да что там говорить — во многих детских садах помещения продуваются сквозь щели в окнах, а в общежитиях колонии поставлены европейские стеклопакеты.

В некоторых колониях, в том числе в ИК-6, довольно небольшой, но влиятельной в своей среде прослойкой осужденных велась серьезная работа по подрыву режима. Но администрация решительно взялась за укрепление режима. Кому-то эти меры пришлись не по душе. Но большинство осужденных их одобрили. Людям стало легче дышать.

По происшествию с Якубовым точку должен поставить суд. Вот после этого и придет время давать окончательные оценки. Но я не верю, что слова, приписываемые Якубову, слова: «Закон для тебя, не для нас» — мог произнести сотрудник Службы исполнения наказаний.

Ни газа, ни света, ни транспорта Далее в рубрике Ни газа, ни света, ни транспортаВ Брянске не хватает земли для многодетных семей. Люди отказываются от участков на пустырях, а власти пытаются найти свободные сотки в районах области Читайте в рубрике «Титульная страница» Пенсионный дисбалансПочему в России решили повысить пенсионный возраст? Пенсионный дисбаланс

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»